21:28 

Тексты с ЗФБ - драбблы и мини

gvenndolin
"Ведь танец идет по водам и не горит в огне"
Положу тут для порядку, пусть будут. Все маленькие в одном посте.

Название: Ньютон Скамандер и основы трансфигурации
Бета: yyuta в постах деанона фигурирует как АД, greenmusik
Размер: драббл, 748 слов
Пейринг/Персонажи: Ньютон Скамандер, Альбус Дамблдор
Категория: джен
Жанр: повседневность, юмор, флафф
Рейтинг: PG-13
Краткое содержание: Как и почему профессор Дамблдор обратил внимание на Ньюта.

Несколько лет назад директор Хогвартса сказал новому преподавателю трансфигурации Альбусу Дамблдору перед его первым в жизни рабочим днем: «Самых неожиданных и порой неприятных сюрпризов, коллега, ждите не от задир и хулиганов, а от тихонь». Дамблдор сомневался в его правоте до тех пор, пока однажды вечером не столкнулся на пороге собственного кабинета с одним из младших учеников. Мальчик держал в руках картонную коробку, и у него была просьба:

— Профессор Дамблдор, расколдуйте их, пожалуйста, обратно! Они же живые!

Дамблдор смерил мальчика взглядом — от ботинок до растрепанной золотистой макушки — и постарался вспомнить, что, собственно, о нем знает. Ньютон Артемис Фидо Скамандер, Хаффлпафф, второй курс. Приличный ребенок из старинного магического рода. Преподаватели зельеварения и травологии хвалят, преподаватель истории магии — ругает, но он ругает всех. Сверстники поддразнивают за то, что рыжий, смешной и нерешительный. Сегодня на его собственном уроке не справился с обычным заданием для этого уровня — единственный из всех второкурсников. Нужно было всего лишь превратить жука в пуговицу. Когда прозвенел звонок, он пулей вылетел из класса и, кажется, сдерживал при этом слезы.

Дамблдор думал, что понимает ситуацию: ранимый ученик, которому раньше предмет более-менее давался, расстроен первой серьезной неудачей, обычное дело. Но теперь видел, что все оказалось куда сложней. С психологическими проблемами такого рода он раньше как-то не сталкивался. Даже не задумывался, что любовь к животным может оказаться непреодолимым препятствием для изучения трансфигурации.

— Скамандер, знаете, обратное превращение входит в программу следующего курса. Но вы не сможете освоить этот навык, пока у вас не начнет хорошо получаться прямое, — он чувствовал, что голос звучит как-то фальшиво, но ничего не мог поделать. — Я понимаю, вам трудно, но это для вашего же блага!

— Но они не могут ждать, пока я… осваиваю навыки! Расколдуйте их, пожалуйста! — упрямо повторил мальчик и выставил коробку перед собой, как щит.

— Скамандер, точно таких жуков с удовольствием ест ваша сова, если поймает. Их вы тоже жалеете? — попытался зайти с другой стороны Дамблдор. И натолкнулся на серьезный, очень серьезный взгляд.

— Это другое, профессор. Сова иначе не может. А когда так… Так нельзя. Я читал, что маггловские ученые делают с лабораторными мышами, но это даже хуже. И, в конце концов, мы же не магглы!

Дамблдор сдался: он тяжело вздохнул и взял коробку. Пуговицы застучали и зашуршали, высыпаясь из нее на стол.

— Сколько их здесь? — спросил он, удивленно уставившись на внушительную кучу.

— Все, сэр.

— Невероятно. Как вам это удалось?

Мальчик отозвался на невольное восхищение в его голосе: напряженное лицо немного оттаяло, один уголок рта пополз вверх.

— В основном, выменял. Я потратил все свои вкладыши от шоколадных лягушек и почти все карманные деньги. Часть мне отдали просто так, одну пришлось украсть.

Дамблдор успел заметить настоящую улыбку, открытую и доверчивую, прежде чем она исчезла, сменившись напряженно-выжидательным выражением.

— Нда… Будем считать, что я этого не слышал, — пробормотал он, по одной превращая пуговицы в жуков и торопливо стряхивая их обратно в коробку, которую поставил рядом на пол. Мальчик провожал взглядом каждое его движение.

— И что вы будете с ними делать теперь? — поинтересовался Дамблдор, когда последний жук был расколдован, хотя уже понимал, что услышит в ответ.

— Отпущу.

— За пределами школьной территории, я полагаю?

Мальчик отвел глаза, закусил губу и неопределенно пожал плечами.

— Ладно, не говорите. Но если попадетесь…

— Я не попадусь! Если только… — он запнулся и покраснел.

— Да уж договаривайте! — Дамблдор не удержался от короткого смешка при взгляде на него.

— Если вы меня не выдадите, — мальчик произнес это очень тихо, почти шепотом.

Дамблдор отрицательно покачал головой и махнул рукой по направлению к двери.

— Идите, Скамандер. Идите уже.

Мальчик прижал к груди драгоценную коробку и выскочил из кабинета, все еще с пылающими щеками. Но не успела дверь захлопнуться за его спиной, как он, видимо, вспомнил о хороших манерах и снова приоткрыл ее, чтобы сказать на прощание: «Большое спасибо, профессор!»

Дамблдор потер виски. Он думал о том, что сейчас только еще сентябрь, а манипуляциям над живыми объектами будет посвящена большая часть второго курса. И задание этого типа традиционно выносится на экзамен в начале лета. Учебный год обещал быть не из самых легких, и хорошо, если один только этот!

О том, насколько оправдались его опасения, можно судить хотя бы по случившемуся на экзамене. Профессор Дамблдор в тот день нервничал едва ли не больше учеников, потому что директор пожелал присутствовать. Это означало, что оценку в итоге поставят и преподавателю тоже.

Ньютон Скамандер сдавал последним, и вместо того, чтобы превратить предложенную ему белую мышь в табакерку, сделал наоборот: превратил табакерку в мышь. Почти настоящую мышь — с шерсткой, хвостом и даже усами. Она умела бегать по столу, пищать и грызть табачные крошки.

Табакерка принадлежала директору, а живая мышь сбежала, когда волшебники отвлеклись на трансфигурированную. Но работу зачли.

Название: Вопросы без ответов 1
Бета: vitanga
Размер: драббл, 179 слов
Пейринг/Персонажи: Дементоры, Пикетт
Категория: джен
Жанр: юмор
Рейтинг: PG-13
Предупреждения: AU и ООС
Краткое содержание: После взбудоражившего весь магический мир инцидента в Нью-Йорке мнения общественности разделились: одни считали мистера Скамандера героем и восхищались им, другие (правду сказать, более многочисленные) были возмущены до глубины души. Они гневно вопрошали, почему злостный нарушитель магического правопорядка все еще разгуливает на свободе, а не заключен в Азкабан.
Ну… Приблизительно вот поэтому.

— Я не могу так работать!

Номер семнадцать влетел в склеп главного дементора с такой скоростью, что клочья паутины сорвались со стен и закружились в воздухе. Он завис перед осклизлым каменным столом начальника, нервно заламывая пальцы.

— Я больше туда не пойду! Он сумасшедший! Псих!

— А где ты видел тут нормальных? — главный дементор недовольно стряхнул упавшую на капюшон паутину. — По какому поводу истерика?

— Он меня совсем не боится! — номер семнадцать всплеснул костлявыми руками, балахон на нем заколыхался, как белье на веревке.

— Хм. Странно. Он ведь только вчера поступил?

— Вчера.

— Скверно. Они очень быстро умирают после того, как перестают бояться. А этого нам запретили, он здесь не навсегда. Того, кто его убьет, развеют по ветру.

Номер семнадцать съежился и обхватил себя руками за плечи.

— Вы не поняли, шеф. Скажите, кто-нибудь из них когда-нибудь пытался вас погладить?

— Погладить?

Повисла долгая тишина. Наконец главный дементор произнес:

— Я должен лично убедиться.

Из-за дверного косяка показалось крохотное зеленое личико, скорчило дементорам рожу и исчезло, прежде чем они успели заметить. Пикетт искал своего человека. Дверь снова оказалась не та, но он был уверен, что скоро найдет нужную.


Название: Вопросы без ответов 2
Бета: vitanga
Размер: драббл, 353 слова
Пейринг/Персонажи: Ньют Скамандер, Тина Голдштейн, Бернардетт
Категория: джен
Жанр: юмор
Рейтинг: PG-13
Предупреждения: AU и ООС
Краткое содержание: После побега мистера Скамандера и мисс Голдштейн из «Комнаты смерти» в отделе охраны магического правопорядка МАКУСА также возникли вопросы по поводу вопиющей профнепригодности сотрудников отдела. Они совершили массу ошибок, которые позволили осужденным бежать перед самым приведением приговора в исполнение. Но что на самом деле тогда произошло и нужно ли в действительности увольнять мракоборцев за преступную халатность?

Бернардетт выронила волшебную палочку. Ударившись об пол, та выстрелила оглушающим заклятием в охранника у двери «Комнаты смерти». Ньют растерянно заморгал, когда палочка подкатилась по полу практически ему под ноги. Потом услышал, как щелкнул, открываясь, замок наручников, и только тогда вспомнил о верном Пикетте. Сбросив с запястий цепь, он быстрым движением схватил палочку… и протянул ее хозяйке.

Вторая женщина, которая конвоировала его, а не Тину, со стоном закрыла лицо свободной рукой.

— Мистер Скамандер, вы вообще ее спасать собираетесь? — сердито спросила Бернардетт, кивая на Тину, парящую в кресле над бассейном с блаженной улыбкой на лице.

— Ч-что?

Бернардетт вздохнула.

— Честно говоря, мы с Эммой рассчитывали, что до этого не дойдет. Думали, что не найдем вас в камере, когда вернемся. Специально не стали обыскивать и посадили всех троих вместе. В чем дело, почему вы не сбежали?

— Но ведь я нарушил закон… — промямлил Ньют.

— Ну и нарушили бы еще раз! Что вам терять? — она раздраженно пожала плечами.

— Но я заслужил наказание! — он окончательно перестал понимать, что здесь происходит.

— Вы, может быть, и да, но на вас мне плевать, если честно. А вот Тина… Я ее еще вот такой помню. — Бернардетт неопределенно повела ладонью над полом где-то на уровне своих широких бедер. — Нет, точно нет. Во всяком случае, не такое.

— Грейвз свихнулся, мы давно уже заметили, что он ведет себя странно, — вступила в разговор до того молчавшая Эмма. — Между прочим, ваша казнь спровоцирует международный скандал: вы же не американец, а британский подданный.

— Но мои звери… Я… я не сумел их защитить. Зачем теперь… — голос подвел Ньюта, руки бессильно опустились.

— Во имя Парацельса! Да никто ваших тварей и пальцем не тронул! Два уровня вверх, пятая дверь направо, не заперто.

— Правда? — Ньют поднял голову и пристально посмотрел в лицо Бернардетт. Жизнь стремительно обретала смысл.

— Уберетесь вы уже отсюда или нет! — рявкнула она в ответ, зашвыривая палочку в бассейн. Поверхность вскипела, пошла волнами, светлые детские воспоминания Тины сменились совершенно другими. Судя по всему, чем-то не особенно приятным из недавнего прошлого. Она очнулась и взвизгнула от ужаса, поджимая ноги.

— Прыгай на него! — прокричал ей Ньют, выпуская из рукава пикирующего злыдня и мимоходом обездвиживая Бернардетт с помощью палочки Эммы. — Прыгай, Тина, я тебя поймаю!

Название: Заколдованный принц
Бета: yyuta в постах деанона фигурирует как АД
Размер: мини, 1331 слово
Пейринг/Персонажи: Ньют/Тина
Категория: гет
Жанр: крипи, флафф, hurt/comfort да, вот так вот странно
Рейтинг: PG-13
Предупреждения: тентакли
Краткое содержание: Тина думала, что достаточно хорошо знает Ньюта, когда выходила за него замуж. Но довольно быстро поняла, что ошибается: у него есть какая-то страшная тайна.
Примечание: все персонажи, вовлеченные в сцены сексуального характера, являются совершеннолетними и даже состоящими в законном браке

Фамильное поместье Скамандеров, само по себе небольшое и уютное, неожиданно превратилось в удручающе огромный и мертвенно тихий дом. Все гости и родственники, приглашенные на свадьбу, разъехались, остались только хозяева — родители Ньюта — да сами новобрачные. Тина, дитя большого города, чувствовала себя неуютно в этой тишине и пустоте. Словно оказалась в той сказке, где юная принцесса весь день ждет своего супруга в зачарованном замке, и дожидается только ночью.

«Дай ему время, — сказала свекровь. — Он просто еще не привык». Но день шел за днем, а Ньют все время был занят и пропадал где-то до позднего вечера. Часто даже по выходным.

Ночью Тина засыпала на его плече или в уютном коконе из одеяла и его рук и ног. Но к тому времени, когда она просыпалась утром, Ньют оказывался давно уже в своем зверинце, которым теперь занимался до и после работы. Ей ни разу не удалось услышать или почувствовать, как он встает и уходит.

На столике у кровати ее неизменно ждали завтрак и чашка кофе. Ньют научился варить его специально для Тины, и даже почти никогда не забывал зачаровать чашку, чтобы напиток не остыл. Иногда под блюдцем лежала записка с просьбой по поводу кого-нибудь из зверей. За время их знакомства она успела понять, что на языке Ньюта это значит: «Я очень тебя люблю». Но потом в голову начала закрадываться предательская мысль, что он просто включил ее в список полезных существ, которых надо кормить по утрам.

И была в нем одна странность, которая не давала ей покоя. Пожалуй, именно это заставляло ее чувствовать себя пленницей не то зачарованного, не то кем-то проклятого замка. Это, а не сельская тишина и не то, что он вечно пропадал куда-то.

Тина убеждала себя, что всякая дрянь лезет в голову от одиночества и безделья в непривычной обстановке. Что все встанет на свои места, когда она пообвыкнется в незнакомой стране и получит разрешение на работу. Но каждый вечер ей становилось немного не по себе, когда Ньют плотно задергивал шторы на окне спальни и просил ее погасить свет. Раздевался он только в полной темноте. Она не понимала, почему.

Сперва Тина пробовала шутить над британской чопорностью в целом. Потом над неуместной застенчивостью человека, который знает все обо всех существующих в мире видах размножения. Потом над тем, что не такие уж они оба страшные: есть на что посмотреть. В конце концов, может быть, ей интересно, везде ли он такой рыжий. На это он ответил: «Да, везде», — и как-то замкнулся, отстранился, стал скованнее, чем в самую первую их ночь.

Несколько раз Тине думалось, что в темноте ему легче представить на ее месте другую, которую он все никак не может забыть. Но произнести это вслух было, конечно же, абсолютно невозможно. Даже в шутку. Тем более в шутку.

Когда свет в спальне гас, Ньют касался ее очень ласково и нежно, и куда увереннее, чем днем. И целовал тоже совсем не так, как днем — от этих ночных поцелуев Тина просто таяла, в животе как будто распускался цветок с острыми огненными лепестками, и весь мир исчезал. Но он не любил ответных прикосновений к открытой коже, это тоже было странно и неприятно. Вздрагивал, стоило только провести пальцами по бедру или боку, отводил от себя ее ладони или с ловкостью кошки подставлял голову под тянущуюся к плечу руку. И просил больше так не делать. Особенно — не трогать спину.

Тина спрашивала напрямую, что она делает не так. Он отговаривался тем, что боится щекотки, а она чувствовала, что на самом деле тут что-то другое.

В поисках объяснения она просидела несколько дней в домашней библиотеке Скамандеров, читая все, что нашлось о болезнях. Перебрала самые редкие и необычные, как магические, так и немагические, но ничего не подходило. Она сама не заметила, как мысль о сказочном запрете, который нельзя нарушать, перестала казаться такой уж чушью. Ни одно темное колдовство не работало так, как в этих сказках, но все же…

Если запрет не нарушить, то и проклятие никогда не будет снято ни с замка, ни с его хозяина, ведь так?

Она долго сомневалась. Потом все-таки решилась, улучила момент и дотронулась до его обнаженной спины. Ладонь зацепилась за какие-то выступы и бугры, точно на шкуре дромарога. Ньют немедленно сбился с ритма, сказал не то испуганно, не то сердито: «Тина, ну я же просил!» Потом неловко попытался перевести произошедшее в шутку: «Иногда я начинаю думать о том, чтобы связать тебе руки».

Желание продолжать у них обоих пропало, и Тина сделала вид, что обиделась: впервые отодвинулась от него как могла далеко и притворилась спящей. Она пыталась представить, что же такое нащупала в темноте, и снова думала о проклятиях и нарушении запретов. Заснула она с твердым решением с завтрашнего дня держать волшебную палочку под подушкой. Ньют спит очень чутко, но, может быть, она все-таки сумеет подстеречь его. Сбросит одеяло, зажжет свет и успеет разглядеть. И будь что будет.

Когда Тина проснулась, то сперва подумала, что уже настало утро, потому что было светло и Ньюта рядом не было. Но быстро поняла, что светит не солнце, а лампа, значит, еще ночь. А потом в дверь вошел дромарог, неведомо как выбравшийся из чемодана. Тина попыталась встать, чтобы отвести его обратно, но не смогла: тело почему-то не слушалось. Она лежала на спине и беспомощно смотрела на дромарога. А тот вышел на середину комнаты, по-человечьи склонил голову набок и вздохнул так, что заколыхались скользкие щупальца на морде. И сказал голосом Ньюта: «Тина, Тина! Я ведь просил тебя!»

Она пыталась оправдаться. Говорила, что не включала свет. Пыталась выспросить, как вернуть ему прежний облик. Где его искать, ведь заколдованный принц по всем законам сказки теперь должен исчезнуть на край земли, неведомо куда. Нелепая и отвратительная дромарожья морда придвигалась все ближе к ней, а она по-прежнему не могла шевельнуть даже пальцем, как ни старалась. Со щупалец капала розоватая прозрачная слизь. «Я… Я должна поцеловать тебя? — спросила она. — «Тогда ты расколдуешься и никуда не уйдешь?» Дромарог рассмеялся так, что у нее мурашки побежали по коже: «Я никогда не расколдуюсь. Но и не уйду. Ведь я же так тебя люблю. Иди ко мне!»

Сказав это, тварь поддела носом край одеяла у ее ног. Тина почувствовала липкие, неожиданно горячие щупальца сначала на одном своем колене, а после и на другом. Извиваясь, они медленно поползли вверх по внутренней стороне бедер. Прикосновения были почти приятными, но ей было страшно, как никогда в жизни.

Тина закричала, отчаянно рванулась из собственного неподвижного тела еще раз — и снова проснулась. Она лежала на полу у кровати, и над ней склонился насмерть перепуганный Ньют. В комнате было уже достаточно светло, чтобы различить выражение его лица, но вставать было еще рано даже ему — только-только рассвет.

Пока клочья кошмара еще плавали перед глазами, Тина пыталась куда-нибудь сбежать, путаясь в одеяле, вместе с которым оказалась на полу. Потом плакала на руках у Ньюта и настойчиво спрашивала, точно ли нет у Скамандеров какого-нибудь фамильного проклятия. А Ньют гладил ее по голове, как маленькую, и отвечал, что нет, конечно же нет. Хотя его лично проклинают почти каждый день — ей ли не знать. В последний раз, кстати, это был Министр, когда Ньют пришел просить себе отпуск второй раз за полгода. Что именно из-за этого отпуска он почти не бывает дома — отрабатывает. Но скоро аврал закончится. Что он хочет устроить им настоящее свадебное путешествие — не считать же за него переезд из Америки, правда?

Ньют говорил что-то еще, не замечая, что она перестала всхлипывать, немного отстранилась и шарит удивленным взглядом по его плечам и груди. И только когда она рассмеялась, сообразил, что в комнате совсем посветлело, а одеться он за всем этим совершенно забыл.

— Если местные мракоборцы сразу выкинут мое резюме в мусорку — будут правы, — сказала Тина, не давая ему дотянуться ни до волшебной палочки, чтобы призвать рубашку, ни хотя бы до второго одеяла. — Как я раньше не догадалась: шрамы! Ведь я же каждый день вижу твои руки!

— Я думал, что они тебе… не понравятся, — не сразу подобрал он нужное слово. — Их уже не свести: застаревшие, надо было сразу. Я просто не хотел тебя пугать.

— И добился того, что я прекрасно запугала себя сама, — вздохнула Тина. — До ночных кошмаров.

А потом погладила его по щеке и спросила:

— Ньютон Скамандер, ну почему ты такой идиот и вечно что-нибудь от меня скрываешь?

В ответ он только улыбнулся и крепко обнял ее.

@темы: тексты, зфб, fantasic beasts

URL
Комментарии
2017-03-22 в 22:47 

greenmusik
долблюсь в глаза с 1990г.
:heart: особенно тентакли

2017-03-23 в 15:00 

gvenndolin
"Ведь танец идет по водам и не горит в огне"
greenmusik, мур! И спасибо за бетинг!
Вот, кстати, странно: я ожидала, что тентакли много кому понравятся, а они где-то в самом хвосте, зато "Трансфигурацию" прямо залайкали.

URL
2017-03-23 в 16:02 

greenmusik
долблюсь в глаза с 1990г.
gvenndolin, мало кто любит канонный пейринг

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Белка и ее внутренний лось

главная